Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Адаптация адаптации или Логика развития границы

История №1, предварительная: просто, чтобы понимать о чем речь.

Мы будем говорить, по большей части, о двух вещах: о восприятии и о сознании. Основная задача – показать как они работают. Сопутствующая – дать набор приемов и правил адекватного взаимодействия сознания со своей деятельностью. Что же касается адаптации, то именно она есть главный способ и работы, и взаимодействия.

Итак, несколько важных соображений, которые желательно помнить и учитывать.

Первое.

Люди – идиоты, придурки и дебилы. Люди – хитрые (очень хитрые!) идиоты, придурки и дебилы. Люди – тупые хитрые идиоты, придурки и дебилы. Люди – умные тупые хитрые идиоты, придурки и дебилы.
Это все – одни и те же люди. Просто у них бывают разные состояния (сознания и психики).

Глупость – это базовая форма поведения. Она охранительна и предохранительна. От всего.
Хитрость – реакция базовой формы на усложненную социальную ситуацию. Когда простой охранительности не хватает.
Тупость – компенсаторная психическая реакция на утомление от хитрости и глупости в еще более сложной социальной ситуации.
Ум – это способ решения накопившихся разнообразных сложностей.

Иными словами, ум далеко не всегда свойственен человеку. Как, впрочем, и глупость, хотя она – как фоновое состояние – вроде бы выглядит более регулярным фактом.


Collapse )

История №19, запасная: еще раз про Ниагару

Повторение, как известно, мать учения, а вот многократное, на разные лады повторение – отец понимания. Ведь учение, как хорошо известно, еще ничего не гарантирует. 

Так что поговорим снова о генезисе понятий, сущностей, объектов, семантик и т.п. 

Collapse )


История №2: предмет обсуждения

Адаптация, теория адаптации, адаптации к адаптации… что это, все-таки, почему и о чем? 

Приспособление. Да, такое вот приспособление, которое может поменять самое суть приспособляемого. Сразу или постепенно, радикально или слегка. Одних только теорий эволюции, которые эти частности классифицируют и по разному объясняют, уже изрядно, не меньше пяти набирается. А я тут еще с адаптацией… 

Дело тут вот в чем. Мне не нравится термин «эволюция». Он слишком человеческий, в смысле, антропоморфный. В него заложена порочная идея прогресса, которую эпоха Просвещения совершенно бесцеремонно пихала повсюду. А меня этот гламурный и разом пуританский прото-позитивизм раздражает своей заведомой ограниченностью. 

Collapse )


Старый я уже

Возраст - это, в сущности, чистая химия. Как похмелье. Какие-то синапсики тормозят активнее, какие-то пропускают ваще без слов. Вот хочется о чем-то поговорить, и хоть ты тресни, а бестолковка будет продуцировать эти соображения даже без твоего согласия))
мысли... Какие, ебвашумать, такие мысли могут быть вааще на свет? Да никаких. Легкое Мане поверх стандартных псевдо-иерархических паттернов. Вот и вся мысля, до копейки. Соединение двух паттернов в цепь - ну, типа, А старше (главнее) В, и из В следует С, а из А следует D, - такое вот соединение просто набрасывает поверх себя маленькую эмоцию (немножко ацетилхолинчика), и все, из А нихуя не следует, зато осадок остался, значит, В может временно не признавать старшинство А.
обана, идейная революция!) вот и вся мысль, как она есть.
ващето - это грустно. Петрович говорил - альзо шпрах Петрович - время, это вообще грустно. А я всегда возражал: люди, говорил я, Петрович, это гораздо грустнее.
Так и есть.
Не, то что человеки проявляют всяческое бесконечное идейное и этическое блядство, это нормально. Так и должно быть. Человеки ваще созданы жрать друг дружку. То, что они ничему не учатся - тоже нормально. Любой механизм обязан ломаться, любое восприятие конечно и склонно к утомлению. Но вот согласие с ошибочной мутацией, при полном понимании ее ошибки, это ж нарушение базового инстинкта, а, братцы-позвоночные?
Ну да, нарушение. А как ты возразишь, если господствующая суггестивная модель (ОДА, ординарная доминантная абстракция, по Гавриловой-Витковской) утверждает, что данный вектор развития ахуительно позитивен и прогрессивен?
Да нехер тут возражать)) и некому.
патамушто многовато бессмысленных человечков народилось)

когда-нибудь не справлюсь я с тоской
дурацкий выстрел все-таки раздастся
и закричит душа с пробитою башкой:
тоска убита! поздравляйте, братцы.

это Андрюшины. А это - его же ответ)

погибают не мельницы,
а сумасшедшие витязи
это не переменится
это не удивительно)

ну и мой, до кучи)

Осе и Дине(в смысле Мандельштаму и Слепову)))
Я спрятал "я" за дюжиной имен,
В мерцающих отсутствиях сознанья
Его укрыл. А сам как будто в сон
В жизнь погрузился, задержав дыханье.

Но чем жива анаэробная душа,
Какая памяти успешная привычка
Ее хранит!.. И знает, не дыша,
Что смерть нам так же сверхобычна.

Петрович, куку, я знаю, что ты врешь. И где-то дышишь) даже знаю где)))

продолжение к истории "про Феозву", про торговлю данными))

Обмен и Информация.
Главная ошибка подавляющего большинства ученых – настойчивое стремление объяснить преобразования в зоне генезиса с помощью логики и семантики уже развитого процесса. Это не от глупости, а просто потому, что в начале процесса слов еще нет, только разные «нельзя» и «хочу». Вот и приходиться первичные движения описывать уже созревшими содержаниями. Ничего с этим, конечно, не поделаешь – других-то нет. И ведь самое забавное, что описать можно. Но не так, как это принято в научном обиходе. Т.е. не сокращая, упрощая и ужимая развитые понятия, а – выворачивая их наизнанку, разрывая их, казалось бы, неразрывную внутреннюю структуру, и еще раз выворачивая. И еще разок.
В современном конгломерате социальных наук существует довольно универсальный набор представлений об обмене, торговле, общественном договоре, сотрудничестве, кооперации, совместной деятельности, производстве орудий и ценностей и т.п как об основе общественных отношений. Эти представления ошибочны. Ложны. Хуже того, извращено само представление об общественных отношениях, основанное на этих ложных посылках. Чтобы это показать – разберем их генезис.
Кажется, что наиболее громко об обмене и о торговле как сотрудничестве заговорили впервые просветители. Точнее, их английская составляющая, в лице Локка и Гоббса. Но это лишь позднейшее оформление. Даже томистско-картезианские размышления на эти темы – не первичны. Идея обмена тянет свои лапки из очень глубокой глубины веков. И ослиные уши Аристотеля торчат из этого ядовитого омута. Collapse )

КАРАЧУН (кого куда и зачем)

К празднованию дня примирения и согласия

В Москву из Америки приехал генерал Антон Деникин. Приехал и лег в Донском монастыре. Вместе с ним из Швейцарии приехал философ Иван Ильин. И лег там же. Надо думать, что это хорошо. По крайней мере, больше их, кажется, никуда тягать не будут.
Впрочем, не надо останавливаться на достигнутом. У нас ведь куча народу по всему свету позакопана. И давно, и совсем еще недавно. Одно кладбище в городке Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем только взять - там и певец Александр Галич, и писатель Виктор Некрасов, и режиссер Андрей Тарковский... Чем они хуже? А кладбище русских казаков на греческом острове Лембос? А захоронения русских моряков в Тунисе? Они ведь там с 20-х годов так и лежат, непримиренные.
Хотя, конечно, начинать надо не с них. Уж ежели примиряться, то...
Где-то на западе Карпат, между Польшей, Чехией и Словакией, в верховьях Вислы и Одера, километрах в ста от Освенцима, вроде бы лежит Святополк Окаянный. Убийца Бориса и Глеба, формальный инициатор русских братоубийственных войн. По сведениям скандинавских источников, он похоронен недалеко от Бреста, а по каким-то совсем невнятным слухам - и вовсе в степях Бессарабии.
Что такого особенно в нем окаянного - не ясно до сих пор. Скандинавские хроники и саги утверждают, что Бориса с Глебом "заказал" другой их братец, Ярослав Мудрый, а Святополк, наоборот, был молодец. Но что теперь гадать? Нравы были такие, уж нашлось бы кому братьев зарезать.
В любом случае, Святополка надо найти, откопать и простить. Collapse )

ПАТАМУШТА! (первая часть)

На белом свете существует всего два великих вопроса. Вопроса, ответ на которые не только весьма непрост, но и составляет смысл многих жизнедеятельностей.
Первый – вопрос титана, сильномогучего и страшноужасного Угрюм-Бурчеева.
- Зачем?! – ревел он глуповской болотине и всему мирозданию в тот момент, когда углядел его зоркий вице-губернатор тверской.
Этот вопрос, безусловно, относится к гностической традиции. Ибо отвечать на него можно долго, подробно и продуктивно. И еще раз. И много. Из ответов Угрюм-Бурчееву складывается действительный ум, научное знание и масса гуманополезных обстоятельств. Окончательного ответа на вопрос «Зачем?» нет и не может быть. Даже пирамида Хеопса, сложенная из трупов Александрийских библиотек не в состоянии заткнуть рот жадному до знаний гиганту интеллигибельной мысли. Ибо высятся уже рядом Эвересты комментариев, и примечаний к комментариям, и дополнений к примечаниям, авторы которых с легкостью, присущей даже самому развитому рассудку, забывают первичные, оригинальные побуждения, вызвавшие их мыслительную активность. Пусть вопиет в веках.
Но есть иной, грозный судия, и есть иной вопрос. Феозва Никитишна – вот имечко судии. Убийственно холоден ее вопрос. Замирает вселенная в ужасе, забывая о всяческой термодинамике.
Первая жена Дмитрия Ивановича Менделеева, Феозва Никитишна или по-семейному – Физа, весьма сдержанно относилась не только к химии, но также к статистике, экономике и прочим сопутствующим дисциплинам. Проще сказать, ученые занятия супруга казались ей вздорными. И скрыть своего отношения она не умела.
Бывало, придет Дмитрий Иваныч к жене радостный: «Ей, Физа, а я периодическую систему Менделеева изобрел!» А она ему: «Ну и что?» Collapse )