Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Адаптация адаптации или Логика развития границы

История №1, предварительная: просто, чтобы понимать о чем речь.

Мы будем говорить, по большей части, о двух вещах: о восприятии и о сознании. Основная задача – показать как они работают. Сопутствующая – дать набор приемов и правил адекватного взаимодействия сознания со своей деятельностью. Что же касается адаптации, то именно она есть главный способ и работы, и взаимодействия.

Итак, несколько важных соображений, которые желательно помнить и учитывать.

Первое.

Люди – идиоты, придурки и дебилы. Люди – хитрые (очень хитрые!) идиоты, придурки и дебилы. Люди – тупые хитрые идиоты, придурки и дебилы. Люди – умные тупые хитрые идиоты, придурки и дебилы.
Это все – одни и те же люди. Просто у них бывают разные состояния (сознания и психики).

Глупость – это базовая форма поведения. Она охранительна и предохранительна. От всего.
Хитрость – реакция базовой формы на усложненную социальную ситуацию. Когда простой охранительности не хватает.
Тупость – компенсаторная психическая реакция на утомление от хитрости и глупости в еще более сложной социальной ситуации.
Ум – это способ решения накопившихся разнообразных сложностей.

Иными словами, ум далеко не всегда свойственен человеку. Как, впрочем, и глупость, хотя она – как фоновое состояние – вроде бы выглядит более регулярным фактом.


Collapse )

Римлянин и Пушистик

«Ромео и Джульетта», самая волшебная история о любви в европейской культуре, появилась на свет в девяностых годах 16 века. 

Всего 20 лет минуло с Варфоломеевской резни, поразившей всю Европу. Анри Четвертый еще не успел издать примирительный Нантский эдикт, английские пуритане только начали бороться за влияние при дворе Доброй Бесс, в Риме за полтора года сменилось пять пап и наконец Климент VIII благословил утренний кофе и тот начал победное шествие по миру. 

Тициан, Веронезе и Тинторетто уже завершили долгое Возрождение, а Рубенс только готовится открыть эпоху барокко; Борис Годунов из-за спины своего зятя еще пытается вести экономические реформы, не подозревая, что через несколько лет все будет стерто Смутным временем; великому Ришелье не исполнилось и 10 лет, а лепантинский ветеран Сервантес уже сидит в севильской каталажке за растрату и грезит борьбой с ветряными мельницами. 

Италия и Франция едва-едва распробовали насквозь средневековую, карнавальную комедию  dell'arte, а в Лондоне тридцатилетний поэт-драматург вдруг, после нескольких комедий и хроник, создает историю двух беззаветных Дон Кихотов любви, двух подвижников абсолютно поэтического и вольнодумного чувства, чувства, которого еще не знал ни Старый, ни Новый Свет. 

Collapse )