limanov

Драмкружок, кружок по фото...

К вопросу о проблеме наблюдателя, а заодно и супервизора. И духовника. И вообще, всех случаях, когда, как говорил Ту Шунь, «дхармы, обрастая телесностью, теряют свое истинное значение», а функция, формируя собственную инфраструктуру, получает иную семантизацию. 

Мне этот вопрос прям-тут, прям-щас любопытен с довольно прикладной точки зрения: правильного развитие сознания и психики творческого человека. 

Чтоб было понятно – при чем здесь духовник: по сути, он тот же супервизор. Мы привыкли рассматривать его как регулярного исповедника, которому перед причастием вываливаются длинные перечни грехов. Но для обычного человека таким духовником может быть фактически любой человек – «исповедуйтесь друг другу, дети», так, кажется, говорил кто-то из апостолов. А вот святым подвижникам, всяческим старцам и прочим схимникам-отшельникам высокого посвящения гораздо сложнее: они, вроде бы, настолько хорошо обвыкли бороть собственные слабости и греховные помышления, настолько строго держат свой разум в трезвости, что им-то, казалось бы, зачем? Да они и так каждый день исповедуются перед господом и ангелами. А вот поди ж ты. Им тоже приходится прибегать к помощи вынесенной рефлексии, чтобы разглядеть грани фазового перехода наисмиреннейшего смирения в почти что гордыню. 

Короче. Это закон. И физический, и системный, и логический, и духовный. Если ты видишь электрон – он уже не волна. А суслик. Которого, как гласит коан, тоже уже нет. И не было. 

Или иначе: если ты можешь разглядеть инфраструктуру некоей функции, значит, эта функция уже утратила свой оригинальный смысл и задачу. 

Применительно к творчеству и прочим практикам самосовершенствования надо говорить о перебазировании (смещении или даже бегстве) нерасчлененных, недифференцированных психоэмоциональных маркеров из развитых состояний сознания/психики в неразвитые. 

И вот чтобы хоть как-то справляться с последствиями действия этого закона как раз, вроде бы, и нужен супервизор. 

Но есть простой и надежный способ существенно увеличить кратность взгляда, не разрушая тонкие связи полей и напряжений.

У индусов для этого был выделен отдельный бог – Вишвакарман. Покровитель всех ремесел. Универсал. 

А в России для тех же задач один из славнейших Гедеминовичей, генерал-поручик Бецкой, в середине XVIII века реформировал образовательную систему, втиснув в программу подготовки юных дворян танцы, рисование, музыку, стихосложение и прочие фехтования с выездкой. Современники попеняли ему, что, мол будущие офицеры ни черта не смыслят в тактике, зато изрядно музицируют, и реформы, как водится, слегка свернули. Но случайный и запоздалый плод попечений Бецкого, Царкосельский лицей, тем не менее окупил все его усилия.

Смещение функционала, не естественное, под воздействием нормального развития инфраструктуры любой сложной системы, а сознательное, которое не дожидается неизбежного, а пытается до его наступления расширить пластичность переменной конфигурации паттернов различных состояний (сознания/психики), вот наиболее выгодный способ довольно-таки полезной подмены внешнего супервизора собственными стараниями. 

Нарисовал картинку? Напиши стишок. Написал? Откуй кочергу. Выковал? Слепи горшок. Пару венцов сруби, полочку сколоти, заплатку на штанину пришей. Песню, наконец, спой и пляску спляши. Короче, меняй творческие и ремесленные приложения и будет... нет, не счастье, но очень полезная и духоподъемная гимнастика для дендритов. 

Меняя сферы деятельности мы гоняем целое стадо зайцев. И пусть никого из них так и не поймаем, зато какие они сделаются бодрые, крепенькие, тренированные, мясистые, просто прелесть. 

Во-первых, развиваются разные типы мелкой моторики. Что весьма пользительно для бестолковки. Про сугубую физкультуру я даже не говорю. 

Во-вторых, меняется структура топологического отражения воспринимаемой социальной иерархии на – ха-ха – среднюю и крупную моторику, т.е. на жесты и вообще пластику. Что также очень позитивно сказывается на бестолковке, т.к. развивает и укрепляет не только дополнительные паттерны нейроактивности, но и связи между ними, а значит – новые, дополнительные сочетания и конфигурации паттернов. 

В-третьих, расширяется оперативный образный ряд, а значит – кратно увеличивается вообще парк имажинативных композиций. Даже не буду говорить, какое влияние это оказывает на мышление и владение речевыми формами. 

Но самое существенное (как водится, на сладкое) в том, что постоянная смена видов ремесленно-творческой активности не только расширяет номенклатуру вышеупомянутых паттернов и их конфигураций, но редактирует их в процессе идентификаций результатов наложений и пересечений. Вот этот момент редактуры как раз и есть деперсонализированное исполнение функции супервизора. 

И последнее. Слегка в сторону и вбок. 

Тыканье, тапанье и прочее свайпанье по тачпадам, тачскринам (и мышиным спинам) решительно противоречит много(сот)тысячелетним усилиям нашего семейства по формированию передних долей вокруг различных интерпретаций хватательного рефлекса. А самое ужасное – создают у существа мощнейший барьер вокруг инстинктивного стремления к обладанию (к авторизации). В подростковом возрасте этот барьер некоторые этот барьер все-таки преодолевают. И в ряде случаев – с печальными последствиями. Впрочем, ничуть не менее печально его сохранение. На выходе имеем агрессивных бесполых гомосов. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.