limanov

Categories:

Eine kleine bose спич

Первый раз я испытал изумление, столкнувшись с проникновением в высокую академическую науку низкой, почти площадной социально-политической мысли в 1990 году, читая заметки об Аристотелевом фаталистическом аргументе доктора философии, логика Александра Карпенко. 

Казалось, что это какое-то фантасмагорическое faux pas, что это абсолютно непристойно – вот, только мы говорили о возможном синтетическом тождестве «и» и «или», а теперь вдруг обсуждаем грехи тоталитаризма и партийной дисциплины. И поневоле закрадывается мысль: а если столь наивно и профанически мы говорим о власти и обществе, о социально-политических коллизиях и их внутренней логике, то не значит ли это, что и в рамках нашей оригинальной темы, в рамках логики и философии мы столь же непоследовательны, истеричны и суетливы?

Слегка примирили меня с этим слабо логичным жестом философа откровения свщмч Епифания Соловецкого, который искренне сокрушался своей глупости и душевной распущенности, которые после серьезнейших пустынных откровений погнали его на Москву, «истину царям с улыбкой говорить». В смысле, объяснять помазаннику как он неправ по жизни. 

Но еще надежнее рассеяли мои недоумения письма Дениса Фонвизина из Франции, где он, почти в том же, что и я, изумлении, рассказывал как видные французские ученые (философы, можно сказать, даже энциклопедисты) охаивают друг друга и распихивают, в борьбе за право вознести хвалы какому-нибудь состоятельному вельможе и урвать кусочек вольного бюджета. 

Ну что тут скажешь. Михал Афанасьич все уже сформулировал. Да, они люди. Люди как люди, но... ведь это всегда было?

Всегда было и никогда не изменится. И нечего о том переживать. 

Я о другом. 

Ведь вся эта тысячелетняя подлость, и трусость, и гнусность человеческая, она ради чего? Ради высокого искусства и высокой науки, ради счастья познания и творения (с которыми, чтобы быть объективными, вполне сопоставима истинно высокая любовь). 

Это не поэтическая метафора, а сугубо технологическое уточнение. Основной тренажер, с помощью которого развивается сложность и красота логико-топологических конструкций нашего сознания (воображения, рассудка и пр), это композиции модальностей социально-иерархических отношений/взаимодействий. И Авраамова жертва, и кастрюлька инвалида Гаврилыча, и Иудово предательство, и зверства Мэнсона – все это лишь сырье, полуфабрикат, кубики, из которых следует составлять «вечность». 

И моя претензия к тем ученым, которые засоряют научные обобщения апелляциями к сиюминутным социально-политическим проблемам не в том, что они это вообще делают, а в том, что они преступно и зловредно снижают уровень осмысления, напрочь забывая об академичности (и объективности). 

Для того ли, черт бы вас драл, разночинцы?!...

навеяно актуальными социально-политическими говорениями очень хорошего социолога Сергея Белановского))


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.